Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

2013

12 месяцев назад я сочинил короткий пост, который, замотавшись в предновогодних встречах и хлопотах, забыл выложить. Назывался он «Его лучший креатив», а текст был следующий: «"Креативный класс" разбежался и убил себя об стену. Таков, по-моему, главный политический, социальный и культурный итог 2012 года».

Сегодня можно добавить, что примеру российского КК последовал украинский, но это не того масштаба событие, чтобы упоминать его среди важнейших в 2013 году. Впрочем, я и куда более важные события не хочу упоминать, хотя их было много. Мы определенно входим в какую-то новую интересную эпоху, причем совсем не ту, которая рисуется воображению гражданских активистов, но о ней еще рано говорить, слишком многое непонятно пока.

Я хочу сказать только об одном, никем не отмеченном явлении, которое и считаю главным итогом 2013 года. С России сполз гламурный лак; и по мере того, как растрескиваются и отваливаются его последние большие куски, открывается все тот же, до прожилок знакомый ландшафт, ничуть не изменившийся за 20 лет непрерывного менеджмента и маркетинга, брендинга и пирсинга, тюнинга и рестайлинга. И впервые за эти 20 лет я ощущаю, что я дома и что все хорошо. Потому что плохо не тогда, когда реальность бедна, уныла и невзрачна, и даже не тогда, когда она страшна и безжалостна, а тогда, когда ее вообще не видно, когда вместо нее сплошной морок и дурман.

Потому что можно, конечно, обозвать универмаг супермаркетом, сберкассу – банком, унитазы и раковины – элитной сантехникой, Ленинград – Санкт-Петербургом, можно посадить гопников на мерседесы и одеть б...й в норковые шубы, можно пооткрывать в райцентрах бутики, но все это ничего не изменит, все это глупости и ненадолго; и только чахлые перелески и пустыри, только черные сараюхи на окраинах городов, только поезд «Москва-Петушки» с его безумными пассажирами, на всех парах летящий сквозь ночь мимо дрожащих огней печальных деревень – только это живо, истинно и пребудет вовеки.

Вот почему кому как, а мне понравился год две тысячи тринадцатый, от начала же революции девяносто шестой.