Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

К годовщине

Советский Союз – грандиозный гуманистический проект, который мы позорно провалили.
Российская Федерация – омерзительный проект, который мы успешно реализуем (вопреки протестам оппозиции, для которой он все еще недостаточно омерзителен).
Что отсюда следует относительно наших умственных и моральных качеств, понятно само собой.
Collapse )

Педагогическая проблема

IMG_7699.jpg

Срочно нужен специалист по лосям.
Со мной решил подружиться годовалый лосенок, с виду вполне здоровый и в помощи не нуждающийся. Я, разумеется, ничем его не поощряю, не кормлю и не глажу, но, кажется, ему так одиноко и скучно, что одно мое присутствие его уже радует. Ощущение, надо сказать, потрясающее, гулять по лесу в компании лося мне еще не доводилось, однако надо как-то эту невероятную ситуацию разруливать. Через вырубку, на которой он каждый вечер пасется, проходит дорога в боры, популярные у грибников и охотников. Сейчас людей там нет, все к озерам рвутся, но скоро будут толпы. Кстати, пока их нет, там еще и мишка ходит, и немаленький, судя по следам. Как лосенок до сих пор жив – непонятно.
Почему он так себя ведет? И как раз и навсегда научить его бояться людей и машин, при этом не причинив вреда? Огреть поленом по морде? Боюсь сломать нос, там же кости тонкие и хрупкие. По плечу – так эдакую лошадь этим сильно не испугаешь. Что делать-то?


Collapse )

Бремя сложного человека

Над статьей Богомолова я начал ржать с первых же строк, потому что с первых же строк там возникает тема «сложного человека», на которого «должна опираться сложная цивилизация», и нужно совсем разучиться читать на эзоповом языке, чтобы не понять сразу, вот прямо с этих слов, что имеется в виду. Эталоном сложности для людей того круга, к которому принадлежит господин Богомолов, являются они сами. Так что если вы вдруг решили, что это статья о судьбах мира, Европы и России, о природе человека и общества, о христианстве и просвещении, об искусстве, личной ответственности, свободе и прочих высоких материях, то вы просто ничего в ней не поняли. Там речь идет о вещах гораздо более важных и насущных, а именно о корпоративных интересах.
Интересы же сложных людей на удивление просты и незатейливы. Вопрос, который их занимает более всех других, состоит в следующем: с чьей руки теперь кормиться будем, господа? До сих пор умудрялись, как пресловутое ласковое теля, успевать здесь и там, но это прекрасное время, увы, заканчивается, надо всерьез и надолго выбирать одного хозяина. Поэтому назревает не то чтобы идейный раскол, откуда ему взяться у сложных-то людей, но некоторое размежевание и смятение в умах. Богомолов в этой нелегкой, мучительной и даже трагической для всякого сложного человека ситуации разобрался быстрее других. Его статья, если не обращать внимания на высокопарный словесный понос, представляет собой предельно ясное деловое предложение. Он, так и быть, согласится остаться в обители зла, но не как халявщик, а как партнер, как соучредитель и творческий руководитель грандиозного проекта построения в Мордоре сложной цивилизации; вот тогда он не только сам останется, но и привлечет к делу многих других сложных людей, и они за соответствующее вознаграждение квалифицировано исполнят эту сложную работу. Назовем ее похищением Европы 2.0, потому что сложные люди так сложно устроены, что где им больше платят, там для них и Европа, и свобода, и цветущая сложность. А где платят мало и перспектив никаких, там тоталитаризм и босховский ад. Так что если вы не будете жмотиться и наконец-то оцените нас по достоинству, мы эту самую Европу 2.0 вам прямо тут и обустроим в лучшем виде. И не нынешнюю испортившуюся, левую, неуютную какую-то, а настоящую классическую старую Европу. Чем вам плоха, скажем, Англия XVIII века, страна в высшей степени либеральная, просвещенная и высококультурная, страна истинных леди и джентльменов, с ее великими традициями уважения к частной собственности? Там, например, голодных детей вешали за кражу куска хлеба, поэтому простолюдины были отменно законопослушны, знали свое место и глубоко почитали своих господ.
И тут мне, как человеку простому и неспособному уразуметь всю сложность мироустройства, сразу хочется сказать господину Богомолову, куда ему идти со своей Европой 2.0. Только еще вот этого счастья нам здесь и не хватало. Но поскольку решать не Богомолову и не мне, а тем, к кому он обращается со своим заманчивым предложением, и поскольку предложение это наверняка им очень по душе, ибо они и сами люди сложные, просвещенные консерваторы и в душе европейцы, я только выражаю надежду, что они тупо не сторгуются. Сложных людей обычно губит самая банальная жадность.

Елки натуральные заснеженные

264.jpg

Предлагаемая вашему вниманию предновогодняя подборка цветных цифровых фотографий хронологически охватывает более чем тридцатидневный период от первого снега до настоящего времени. И это еще не все: перед вами не те же елки, не те же валуны и не то же озеро, которые уже успели вам надоесть, а совершенно новые! Специально уведомляю об этом, потому что внешне они, конечно, точно такие же, однако это только видимость; они не просто онтологически (точнее, онтически, хотя это уже излишний педантизм) другие, но и административно, то есть по самому существу дела, подведомственны другому району области. На Вуоксе мы продержались вплоть до окончательного замерзания водопровода, после чего организованно отошли на заранее подготовленные позиции в двадцати километрах от Выборга. Тут все примерно так же, и тоже никаких соседей, только домик хорошо приспособлен для зимы и дорогу к нему расчищают. Отсюда, из северных урочищ, я и поздравляю всех с наступающим Новым годом. Здоровья и счастья вопреки всему.

Collapse )

Об отдельных недостатках в пропаганде чего бы то ни было

Как известно со времен Канта, разум делится на практически чистый и чисто практический, и оба ни к черту не годятся; однако следует добавить, что в последнее время между ними установилось к тому же обратно-пропорциональное соотношение. Рассмотрим пример. Любая идеология состоит из политической программы и обосновывающей ее теории. Особенность текущего момента в том, что все хотя бы отчасти приемлемые программы комплектуются полностью негодными, интеллектуально несостоятельными, чудовищными по своей безграмотности обоснованиями; к рассуждениям же более или менее связным и сносным в качестве десерта непременно подается какая-нибудь политическая тухлятина. Причем сторонники приличных программ упорно держатся за свои идиотские теории, а сторонники приличных теорий – за свои идиотские программы. Что с этим делать, я не знаю.

Она откуда нам дана?

Принцип консервативной морали состоит в том, что привычное зло – вовсе не зло, поскольку оно не осознается в качестве такового. Революционная этика, в свою очередь, зиждется на убеждении, что привычность и обыденность зла хуже всего, хуже даже самого зла. Таким образом, различие между ними сводится к оценке человеческой способности ко всему привыкать.

Пандемия в двух актах

Акт I
Вирус: Я новый страшный вирус! Я всех убью!
Коммунистическая партия Китая (действуя быстро и рационально): А по-моему, ты г...о!
Вирус растерянно топорщит шипы, потом падает замертво. Партия возвращается к выполнению задач тринадцатого пятилетнего плана.

Акт II
Гражданское общество и правовое государство: Беее! Мееее! Нет, беее!
Вирус: А по-моему, вы г...о!
Гражданское общество и правовое государство падают замертво. Их увозят в реанимацию.

Робкое сомнение

Общество настоятельно требует, чтобы каждый культивировал свою индивидуальность и изо всех сил отстаивал автономию собственного «я». Мы, конечно, так и делаем, потому что с обществом, когда оно действительно чего-то от тебя хочет, особенно не поспоришь; но нет ли здесь некоторого противоречия?

Жрем права человека полной ложкой


Как-то живо представилось: 78 лет назад советским войскам зачитывают приказ. «Чего же у нас не хватает? Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. И мы, к сожалению, ничего не можем с этим поделать. Поэтому мы обязаны готовиться к самому сложному сценарию – безоговорочной капитуляции».
У меня ощущение какого-то общего провала, позора и беспомощности. Государства, которые не могут справиться с распространением не самого заразного инфекционного заболевания, которые не в состоянии просто ввести карантин и заставить граждан его соблюдать – это, извините, г..., а не государства. В случае войны, крупной техногенной или экологической катастрофы, голода и т.д. толку от них будет ноль. Они неспособны исполнять свои основные, базовые функции. Будь я помоложе, сейчас на полном серьезе задумался бы об эмиграции в Китай или Северную Корею. За ними будущее, а здесь уже все бесполезно.