Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Извините, еще о политике

Из истории хорошо известно, что такое диктатура буржуазии. Это, например, термидор во Франции или эпоха классического капитализма в Англии.
Известно также, что такое диктатура пролетариата: Советская Россия, ранний СССР.
Но диктатура обуржуазившегося пролетариата – явление, кажется, беспрецедентное.
Интересно, что из этого выйдет.

О демократии

С 1996 не был ни на одних выборах, и сегодня бы не пошел, если б оппозиция не пригрозила, что запишет в свои сторонники всех, кто не явится. Оно вроде и смешно, но с них станется, так что сходил и проголосовал, хотя свинство, конечно, невероятное. В знак протеста сейчас перечитываю «Человека без свойств». Народу на участке полно, суверенная демократия работает как часы, либералы со своим бойкотом в очередной раз сели в лужу. Как многие из них совершенно справедливо отмечали, на выборах Путина все равно, за кого голосовать, но лично я голосовал за Грудинина, потому что политик, всю рекламную кампанию которого вместо него проводят его противники, определенно разбирается в даосизме и, вероятно, близок к просветлению. Кроме того, это единственный среди кандидатов сельский житель, а я считаю, что горожан к власти нельзя подпускать на пушечный выстрел. Как могут управлять Россией люди, не умеющие толком ни грядку вскопать, ни печку растопить? Наконец, некоторую роль сыграло и гипнотическое сочетание слов «кандидат от коммунистической партии», которое, конечно, ничего не означает, но магическое действие оказывает. Вообще из того, что коммунисты традиционно набирают много голосов на выборах, никоим образом не следует, что коммунисты существуют. Коммунист по определению не тот, за кого голосуют, а тот, за кем идут брать мосты, почту, телеграф, Зимний, Кронштадт, Перекоп, Берлин и далее по списку; поскольку ничего подобного не наблюдается, наличие среди нас коммунистов является скорее предметом веры, нежели фактом. Но верить в это хочется, вера должна выражаться в каких-то символических действиях, а какой тут еще придумаешь ритуал, кроме голосования за людей, которые так себя называют. Доказывать, что они не настоящие коммунисты, значит ломиться в открытую дверь: никто в этом и не сомневается. Препирательства же по поводу того, кто дольше так себя называет, меня мало интересуют. Самозванец с тридцатилетним стажем ничем не лучше самозванца свежеиспеченного, он даже хуже, потому что с ним давно уже все ясно, а темная лошадка еще вдруг чего и сможет. В общем, кремлевские политтехнологии как всегда на высоте, и все прекрасно понимая, все равно делаешь то, что требуется, потому что вариантов нет.

Есть вещи неизменные

Небольшой юбилей: не голосую с 1996 года, ровно 20 лет. Взгляды за это время радикально поменялись, а вот ощущение, что выборы – это балаган, в котором участвовать не нужно, осталось тем же самым. Отсюда следует, что существенны и устойчивы непосредственные апперцепции, «взгляды» же суть вторичные рационализации, более или менее связные объяснения и обоснования, отыскиваемые на свободном рынке идей соверешнно так же, как подбирают себе готовую одежду по росту и размеру. 20 лет назад я думал, что не голосую, потому что нет настоящей демократии; сегодня – что вот это все и есть буржуазная демократия, укреплять которую не хочу и не буду. Однако то и другое просто слова. Могут возразить, что слова обязывают, и это верно: если бы я голосовал 20 лет назад, то за «Яблоко», а если бы голосовал вчера, то за «Коммунистов России». Но поскольку я не ходил на выборы ни тогда, ни сейчас, какое это имеет значение?

Commentarii de bello informationis

В конце недели планирую съездить в деревню, после чего, надеюсь, выложу еще пост осенних пейзажиков, и на этом все, пора по-настоящему впрягаться в работу. А пока межсезонье у меня еще продолжается, и вот очередная порция трепа.

Collapse )

Инферно

Нет, мне тоже жалко черта, он-то ни в чем не виноват. Но какая изысканная подстава, какой тонкий и абсолютно безжалостный троллинг с гарантированным результатом. Истинный шедевр политтехнологий. Тут все учтено, и культ Петербурга, и мода на северный модерн, и пошлейший Шпенглер («европейская культура – фаустовская, господа»), и еще десятки штампов, наполняющих головы. Разумеется, жертвы повелись сразу же. «Мефистофель – наше все!». Посты, пикеты, подписи. Je suis... Порвут за Мефистофеля.
Себя они видят паладинами добра и света. Обыватель воочию видит бесов. Где-то кто-то хохочет и хлопает себя по ляжкам.
«И плавится лед в вазочке...»